mudilevski (muddylevski) wrote,
mudilevski
muddylevski

writer's block,

"Штирлиц" был близок к провалу.

Чем менее трудоёмко оформление перевалки груза, тем большую комиссию берут за свою услуги экспедиторы. Провести контейнер через таможню, требует огромного нервного напряжения, усидчивости и значительных бумагозатрат. А оценивается всё это, копейками. Между тем, как нефтеналивные грузы всегда перемещались беспроблемно. Но зато, с каждой тонны, тебе капало где-то 35 центов. Или даже больше. Посчитайте сами, сколько выходило комиссии из одного ж/д состава, если минимальная наполняемость цистерны колебалась в пределах 46 тонн. Для грузоотправителя это было неоправданно много. Максимальный грузопоток через торговый порт был достигнут в декабре 1994 года. Европейские покупатели российского сырья спешили закрыть контракты до нового года. А начиная с января 95-го, порт был практически пуст. Сотня долларов, в те времена, если выйти и прогуляться по улицам, была весьма внушительной суммой. И брезговать ею не стал бы никто.
Однажды я вышел за проходную и ко мне приблизился человек с сумкой через плечо. Он был вежлив, терпелив, и неизбежно провинциален. Мы были давно знакомы. Это был представитель грузоотправителя. Они поставляли каменноугольную смолу. В основном в Данию. Подключали к этому делу Новолипецкий метком, Магнитогорский метком, Криворожский КХЗ и Калининградский КХЗ.
Сначала он предложил мне выпить пива. Вышли мы из трамвая у Северного вокзала, и завернули к ближайшему ларьку, туда, где потом прописалось кафэ "Тальков". Он взял в ларьке пару пива "ЕВ", мы отошли в сторонку, сделали по глотку, и началась длинная речь.
Была зима. На вокзале царила торговая кутерьма и сновали люди. Я всё время смотрел на снег, где лежала замерзающая мышь, над которой сидела кошка и с интерсом разглядывала свою жертву. Помню, ещё подумал тогда: "Мышь на снегу", - хорошее название для пошлого романа.
Представитель грузоотправителя оригинальностью не отличался. От вокзала мы поехали в гостинницу "Патриот" с одноимённым рестораном на первом этаже. Мне так и не терпелось вдруг брякнуть ему, что я здесь далеко уже не в первый раз. Но я молчал.
Мы сели за столик, обслуживание было так себе, что называется: дёшево и сердито. Но поскольку платил не я, меня всё устраивало.
Суть предложений сводилась к тому, что его контора посчитала, дескать платит за услуги нашей конторе слишком много и неоправданно, а поскольку делами наливных грузов занимался именно я, то мне было предложено получать комиссию лично. Из рук в руки. Ну, то есть, всё должно было оформляться так, как оно и оформлялось, вполне законно и официально, с одной лишь поправочкой, комиссионные счета,выставляемые за обработку груза, должны были теряться где-то в середине коридора, ведущего в бухгалтерию. Таким образом, они расчитывали экономить до половины своих затрат.
- Заказывай что хочешь, - сказал представитель, ни в чём себе не отказывай.
Я и не отказывал.
Когда пришло время сказать своё слово, я сказал:
- Согласен.
Мы пожали руки.
С тех пор так и повелось. Я оформлял перевалку, счета терялись, а комиссию в конвертах я клал себе в карман.
Это были реальные деньги. Я мог проснуться ночью выйти в город, даже уехать из города в другой, поскольку знал, что тот, кто платит, тот волен. Требовались лишь элементарные меры предосторожности.
Простота замысла заключалась лишь в том, что судно никогда не попадало в поле зрения. Третий погрузочный комплекс находился в самом дальнем углу порта. И от конторы до причала было шагать и шагать. Туманная калининградская даль съедала и башенные краны, и крыши элеваторов, и корпуса танкеров...
Это было солидным приобретением. С другой стороны, всей своей двуличной натурой, где честность была основной моделью бытия, и гарантией успеха, я понимал, рано или поздно прокалывается каждый шпион. Чтобы не вызывать подозрений, кое-какие счета, я-таки доводил до бухгалтерии. Отчего, при личной встрече, и передавая конверт с деньгами, представитель грузоотправителя смотрел на меня печальным и долгим взглядом. Но зато, подозрений, из-за общего падения оборота через Калининградский порт, ни у кого никогда не возникало.
Пока, наконец, я не прокололся.
Не по своей вине.
Судно поставили под разгрузку прямо под окнами нашей конторы. Начальник отдела долго смотрел сверху вниз на причал, потом повернулся ко мне.
- Слушай, а кто экспедирует это судно?
Ещё утром, когда поднимался в кабинет, я понял, что этого вопроса сегодня не миновать, и стараясь изобразить на лице максимальную небрежность, ответил:
- Сам агент и экспедирует.
- Кто? Инфлот?
- Ну, да.
- Странно, - произнёс шеф, - надо в Коносаментную позвонить, чего это они? Решили от нас отказаться?
Слава богу, шефа что-то отвлекло. Я выскочил в коридор и рванулся в соседний кабинет к декларанткам. Сел на телефон, зажимая трубку руками дозвонился до Коносаментной группы. Второе везение состояло в том, что дежурила женщина, которая испытывала ко мне тайное и ничем не выраженное влечение. Её сменщица, старая дева, к счастью была на выходных.
- Помогите мне, - взмолился я.
- Да, - она назвала меня по имени с уменьшительно-ласкательным суффиксом в конце, - Что случилось? Чем я могу помочь.
- У меня мало времени, - сказал я, - сейчас вам позвонит мой шеф, и спросит, кто отгружает каменноугольную смолу? Скажите, что это не я, а Инфлот. Я буду вам очень благодарен!
"Штирлиц" и правда был близок к провалу.
С независимым лицом, вперившись в бессмысленные цифры перед носом, я следил, как Ткачук поднял трубку и позвонил в Управление порта. Коносаментная группа подтвердила, что судном занимается Инфлот. То есть абсолютно...
В уборной я долго стоял и смотрел на свою мокрую физиономию в зеркале. Мне сказочно повезло. Сейчас. Но это было самое недвусмысленное и последнее предупреждение.
Теперь, предстояла часть вторая, как именно поставить представителя грузоотправителя в известность, что от их помощи я отказываюсь?
Тут началась история другая.
Tags: writer's block
Subscribe
promo muddylevski april 24, 2013 13:31 3
Buy for 20 tokens
Художнику, тем более свободному, невыгодно писать плохие тексты. Невыгодно отнюдь не в коммерческом смысле. Большой и плохо написанный текст, это прежде всего, пропажа времени.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments