mudilevski (muddylevski) wrote,
mudilevski
muddylevski

#литературноеобъединениеродник

Помню был прикольный случай. Ещё был жив Ужгин, была ещё Колбанёва, Попадин, Булатов, и происходило всё это в галерее Меднис. Участники, поди, и не помнят этого. Я помню. Дело было среди дня. Отчего в галерее погасили свет. И нас поэтов и литераторов отсадили в глубину. Поближе к туалету, типа сортир. Мы выставили пластмассовые столики рядком, пластмассовые стульчики, раздали бумажные стакашки, отчего алкоголь, в конечном счёте, тёк по полу, и мы сели умничать. Припёрлись мы туда уже изрядно пьяные. Но веселья не получилось. Сидели, плоско шутили, был не фонтан. И тут кто-то начал подначивать Диму. Дима давай, Дима давай, звали почитать стихи. И не просто стихи, а что-нибудь из новенького. Дима по традиции пришёл, сразу набухался, выкурил косяк, впал в задумчивость, и все эти предпочтения ему стали до лампочки. Он долго кочевряжился, потому как не хотелось, наконец проснулся. Сначала он читал из старого:
Ты помнишь сумасбродное кафе,
На Выборгских задворках Петербурга,
Дрожанье в пальцах тусклого окурка,
Под взглядами гвардейцев в галифе...
Усечёный анапест, блин такой...
Ну, во-первых, он был популярен. Во-вторых, пьян. А в третьих, ничего нового не писал уже давно. Читал старьё, которое все присутствующие слышали по много раз. Ему не хотелось. Но присутствующие решили его заебать. Требовали ещё и ещё. Он читал и читал. Путаясь в собственных текстах. Наконец, наступило главное. От него потребовали чего-нибудь свеженького. Он попросил тайм-аут. Долго что-то про себя готовил. И когда публика устала, начал читать.
Ритм тот же, тематика та же. Но я сразу заподозрил неладное. Он читал и читал. И я уже не подозревал, а конкретно видел.
Публика тем временем неистовствовала. Когда Ужгин замолк, долго раздавались аплодисменты и восхищённые отзывы. Стихи и впрямь были классные.
Наступила тишина, розлив порции по стаканам, и тут, в наступившей тишине, я отчётливо, так, чтобы слышал каждый, спросил:
- Дим, ты давно эти стихи написал?
Никто ничего не понял. Но Ужгин сразу понял всё. Он помедлил. И так же внятно в тишине ответил:
- Давно.
Дальше я молчал.
И он, тоже.
Это были стихи Бродского.
Так, я заглянул на секунду, под мантию стихов Дмитрия Ужгина.
Никто из присутствующих, конечно же, ничего не просёк.

Tags: Литературное объединение "Родник"
Subscribe
promo muddylevski april 24, 2013 13:31 3
Buy for 20 tokens
Художнику, тем более свободному, невыгодно писать плохие тексты. Невыгодно отнюдь не в коммерческом смысле. Большой и плохо написанный текст, это прежде всего, пропажа времени.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments