mudilevski (muddylevski) wrote,
mudilevski
muddylevski

СА

(Продолжение).
Если вы думаете, что доставить раненного бойца из части в госпиталь это плёвое дело, вы сильно ошибаетесь. Здесь сразу примешивается масса привходящих обстоятельств. Первое из которых: в нужный момент санитарный "рафик" недвижим как танк на постаменте. И нет такой силы в природе, которая могла бы его в этот момент сдвинуть с места. Особенно, если это происходит ночью, под выходные. Бензин слит, нет он не слит, он есть, но в баке его нет. Масло течёт, аккумулятор подсажен. В конце-концов водятина куда-то пропала. Она должна быть здесь и сейчас. Но такового в наличии не наблюдается. Он курит в сортире. И курит он там, вот уже следующие тридцать минут. И лучше туда не заходить. Чтобы не знать всей правды. Окно открытое в ночь светило яркими звёздами, такими далёкими и по южному романтическими.
В конце-концов лейтенант машину нашёл, но транспортное это средство к санчасти не относилось. Это была эмтэшка с полукрытым верхом из самой страшной во всей нашей дивизии части, из автобата, того самого, что напротив "Пентагона". О зверствах, которые там творились, ходили легенды, но если посмотреть снаружи на эти пыльные, сочащиеся тусклым жёлтым светом окна, обтянутые сеткой, ни за что бы не поверил, что там существует жизнь.
Эмтэшка нашлась. И вид у неё был поношенный. Когда она подпрыгивала на ухабах, создавалось такое ощущение, что все её составные части начинают жить какой-то отдельной независимой друг от друга жизнью. Когда колёса приходили в соприкосновение с дорогой вновь, отдельно существующие детали, вновь собирались в цельную картину. "Душара" с отбитыми яйцами сидел на скамейке напротив меня, гримасничал, мычал, сливаясь с воем мотора, а после ухабов начинал тихо повизгивать.
- Что с тобой сделали? - спросил я.
- Ничего. - ответил он. - Ты не первый, кто меня об этом спрашивает.
- Не первый?
- Мне надоело, - ухаб, сложная гримасса, на лице, взвизг, - надоело это повторять.
- Что повторять?
- Я в сад полез, за яблоками, после дождя. Ветка оказалась скользкой. Я сорвался. И сел на ветку. Вот так, как в седло. Прямо яйцами.
Опять тряхануло. И вы знаете, его признание выглядело очень правдоподобно. Я хорошо помнил все эти нюансы набегов на огороды за территорией воинской части. И помнил, как один раз едва не попался на расправу в отряд самообороны огородников.
- А у тебя, что с рукой?
Теперь, осознал я, этим вопросом мне высверлят мозжечок.
- Ничего особенного, - я пытался выглядеть, как можно непринуждённее, - поскользнулся на шайбе, и схватился за стекло, порезал руку.
Душара молча кивнул. И посмотрел у себя между ног.

Tags: #writer`sblock
Subscribe
promo muddylevski april 24, 2013 13:31 3
Buy for 20 tokens
Художнику, тем более свободному, невыгодно писать плохие тексты. Невыгодно отнюдь не в коммерческом смысле. Большой и плохо написанный текст, это прежде всего, пропажа времени.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments