mudilevski (muddylevski) wrote,
mudilevski
muddylevski

История Российских Спецслужб,


  • Моё убеждение, ничем не подкреплённое, возникшее из всплывшего в разное время материала, и имеющее исключительно смутные очертания, заключается в том, что государственный переворот октября 1917 года стал возможным благодаря только одному обстоятельству, первостепенному обстоятельству, самому главному: переворот состоялся в результате теснейшей и глубоко законспирированной смычки политической верхушки партии эсеров и партии большевиков с бывшими офицерами царской охранки. Хотите узнать что случилось в те знаменитые, ночи октября? Копайте прежде всего в этом направлении. И вам откроются интереснейшие грани этой безжалостной истории.

  • Ну а пока, вот материалец из истории российских спецслужб.

  • "Революционеры постоянно подозревали друг друга в предательстве, и когда в России произошла Февральская революция, они


  • рванулись в брошенные архивы царской ‘охранки, стараясь там обнаружить фамилии осведомителей. Часть революционеров искала свои собственные доносы на товарищей, боясь, что они попадут в руки журналистов и их предадут гласности. Не зная основ делопроизводства департамента, «искатели» не смогли фактически ничего выяснить: архивы полиции в Петрограде были подожжены...

  • Когда сведения об отречении Николая II дошли до Парижа, активисты политической эмиграции решили захватить архив заграничной агентуры. Однако по горячим следам захват документов почему-то не состоялся, и только после того, как Временное правительство возглавил А. Ф. Керенский, эмигрантский комитет получил от него разрешение на разбор архива и выявление секретных сотрудников департамента полиции за границей. К этому времени часть важных документов бесследно исчезла.

  • Отдел заграничной агентуры департамента полиции помещался на первом этаже русского консульства в Париже. Члены созданной комиссии сняли с дверей печати консульства и личную печать заведующего отделением Красильникова. Затем отомкнули два замка, открыли таинственные двери и, еле сдерживая волнение, вошли в две сравнительно небольшие смежные комнаты. Одна имела два зарешеченных окна, другая — одно.

  • Вдоль стен стояли высокие до потолка шкафы, два шифоньера с карточками и каталогами, шкаф красного дерева со старыми делами, письменными донесениями агентов, альбомами фотографий известных революционеров, три письменных стола с пишущими машинками и массивный сейф.

  • Ни минуты не медля, члены комиссии принялись изучать совершенно секретные бумаги. С жадным любопытством лихорадочно перелистывали они агентурные дела, донесения. Всем не терпелось найти фамилии предателей из среды революционеров, но их ждало разочарование. Большинство тайных осведомителей полиции писали донесения печатными буквами и вместо фамилий, подписывались псевдонимами: «Гретхен», «Скос», «Россини», «Невер», «Моей», «Корбо», «Шер-натье», «Ней», «Шарни» и т. п. Кто скрывался за этими кличками членам комиссии определить не удалось. Они даже не могли установить, были ли это мужчины или женщины.

  • Пришлось обратиться к помощи профессионала Л. П. Меньщикова, жившего в то время в Париже, без его консультации члены комиссии обойтись не могли. Меньщиков на протяжении десяти лет собирал по крохам сведения об агентах, тщательно их зашифровывал собственным шифром и в 1909 году, уезжая из России за границу, вывез свои записи.

  • С его помощью работа эмигрантской комиссии пошла веселее. За сравнительно короткий срок удалось выявить около ста тайных осведомителей полиции.

  • Нужно особо отметить, что после Октябрьского переворота руководство партии большевиков закрыло для исследователей архивы, имена тайных осведомителей не публиковало.

  • Существует мнение, что обнародовать фамилии изменников нецелесообразно, потому что у них есть дети, а они не несут ответственности за своих родителей. Нет, мол, нужды перекладывать вину родителей на детей. Но изменникам нужно помнить, что у них есть дети и они могут потом проклинать своих родителей. И еще один момент. Отдельные провокаторы заработали на революции миллионы и обеспечили богатое существование не только своим детям, но и внукам. Жена Азефа — Люба Менкина с двумя сыновьями уехала в Америку, где жила в роскоши.

  • Вот лишь несколько имен платных осведомителей царской охранки (в алфавитном порядке), выявленных в архивах русского консульства в Париже в 1917 году:

  • 1.Абрамов Исаак Леонтьевич, эсер, получал 600 франков в месяц, скрывался под псевдонимом «Жермен» и «Шарпантье».

  • 2.Акнерман Вульф Залманович, в революционной среде имел кличку «Файвель-Топерь», в полиции «Белый», получал 150 франков в месяц.

  • 3.Алексеев Алексей Ильич предложил полиции свои услуги, дали 20 франков, позже потребовал еще 300 франков, обещая сообщить сведения о подготовке покушения на царя.

  • 4.Альбаум (Эльбаум) Кальман Хаимович, известный в революционных кругах под кличкой «Карл», получал 75 рублей в месяц, жил в Лондоне.

  • 5.Анненский Григорий Николаевич действовал в революционных кругах Швейцарии, получал в департаменте полиции 500 франков.

  • 6.Батушанский Борис Яковлевич (Берко Янкелев) получал в полиции жалование 1000 рублей в месяц. Имел псевдоним «Бабаджанов», в социал-демократическое движение был внедрен как зубной врач, содержатель конспиративной квартиры. Выдал террористические группы Л. Емельяновой, княжны Мышецкой, И. Коломейцева и др. За особые заслуги министр внутренних дел ходатайствовал о назначении ему пожизненной пенсии 100 рублей в месяц.

  • 7.Бейтнер Лев Дмитриевич, охранная кличка «Москвич», получал 2000 франков в год через свою мать в Орле. Уволен за связь с разведками других государств, правительство назначило ему пожизненную пенсию 1000 рублей в год.

  • 8.Бейтнер Мария Дмитриевна (сестра Бейтнера Л. Д.), охранная кличка «Жульета», потом «Бланш», получала 200 рублей в месяц, освещала полиции деятельность эсеров. По ходатайству министра ей назначена пожизненная пенсия 40 рублей в месяц.

  • 9.Блохин Василий Григорьевич, фальшивомонетчик. В Перми действовал в революционных кругах под фамилией «Бартенев», направлялся за границу, но ничего полезного для полиции не сделал, официально был объявлен департаментом опасным шантажистом.

  • 10.Бродский Станислав, провокатор, действовал в Варшаве, Петербурге и других городах. В основном выдавал окружение своих братьев, предал террористическую группу Неймана.

  • 11.Брендинский Матвей Иванович, охранные клички «Вяткин» и «Кропоткин». В архивах обнаружен его письменный доклад: «...я был районным организатором и секретарем Московского городского комитета и дал за это время материал, послуживший главным фундаментом обвинения на большом социал-демократическом процессе в Москве осенью 1912 года, когда из 33 обвиняемых не было ни одного оправданного и громадное большинство получило каторжные работы...». Получал 150 рублей в месяц.

  • Всего 97 фамилий.

  • Приведенный список агентов тайной полиции далеко не полон. Значительная часть осведомителей осталась неизвестной. Хотя, скажем, немало агентов было выявлено следственной комиссией Временного правительства, которая перестала действовать после Октябрьского переворота. Но выявлены не все. Например, в Бутырской тюрьме заключенные заподозрили в провокаторстве осужденного Феликса Дзержинского и зверски его избили. Но подобного рода документы, связанные с большевиками, были строго засекречены и трудно сказать, остались ли какие-нибудь из них в целости и сохранности. До сих пор часть архивов закрыта для исследователей. Но это, думаю, до поры до времени.

  • Тайное в конце концов станет явным."

Tags: История Российских Спецслужб
Subscribe
promo muddylevski april 24, 2013 13:31 3
Buy for 20 tokens
Художнику, тем более свободному, невыгодно писать плохие тексты. Невыгодно отнюдь не в коммерческом смысле. Большой и плохо написанный текст, это прежде всего, пропажа времени.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments