mudilevski (muddylevski) wrote,
mudilevski
muddylevski

Сновидения,

ЗАПИСЬ ОТ 12-го ИЮЛЯ 1990 г.
(дневниковое)
Сегодня мне приснился сон, с совершенно реальным и чувственным восприятием.
Это была война. Июнь или самое начало июля. Немцев я не видел, но разгром на границе был очевиден. Всё посыпалось вдребезги. Дни были тёплые, но серые, будто во время дождя. Точно дым. Разбежавшиеся по сёлам и дорогам части отступали, буквально - кто в лес, кто по-дрова. Группы солдат в жёлтых хэбэшках кружили по лесам, рассыпались и вновь, сталкиваясь друг с другом, скатывались в нестройные толпы. Я шёл как все, отступал вместе со всеми. Прибился сначала к одним; проснувшись утром обнаружил, что они ушли. Потом к другим. На мне была старая шинель, с оборванными крючками, пилотку я давно уже потерял, а оружие в руки так и не получил. То и дело мы натыкались на небольшие отряды людей в серой незнакомой форме. Это были немцы. Я в первый раз в жизни видел иностранцев. Всё обходилось лишь парой одиночных выстрелов в воздух, и каждый бежал кто-куда. Те, кто уже не мог и не хотел бежать, садились на траву, потом собирались в колонны, и шли туда, куда показывал конвоир. Лишь иногда, кто-нибудь срывался с дороги и скрывался в кустах.

Мне долго удавалось уходить от погони, пока я тоже не выдохся. Нас отвели в некое подобие резервации. Она открылась сразу после леса. Я вошёл в лагерь с ещё горячей от свободы головой. После казармы ощущение это было странным, непередаваемым.
Я попался тогда же утром, перед самым рассветом, самым нелепым образом. Мимо меня прошли пыльные серые люди, кто-то наставил автомат, и я поднялся с земли с поднятыми руками.
Пленных в лагере было много. Их согнали сюда из самых разных мест, это были люди из самых разных частей, подразделений и родов войск. Поведение их было смирным. И вообще, всё было как-то невыразительно. Это было просто поле, со столбами и растянутой между ними колючей проволокой. В двух-трёх углах дежурили немцы, вооружённые только карабинами, стояла пара наспех сколоченных вышек, и один единственный пулемёт.  Кто-то курил. Немцы не обращали на нас никакого внимания. Они были слишком заняты самими собой, своим безостановочным наступлением. Мы только им мешали, как тяжёлый и ненужный груз.
Я остановился у самой ограды, отдельно от всех, никто не хотел так близко подходить к проволоке и посмотрел на Восток - это была равнина, уходившая под уклон к далёким лесам, где местами виднелись поселковые крыши. Некоторые даже из черепицы. С противоположной стороны, стеной стоял глухой лес.
- А почему здесь не охраняют? - спросил я громко, и не оглядываясь.
- Там заминировано. - коротко ответил кто-то за спиной.
- Как, - удивился я. - уже успели?
- Ага, хрена с два успели! - отозвался кто-то другой уже с пьяным голосом, - Это наши мины. Наши минировали.
Я снова посмотрел в даль. За проволокой была свобода. Там, за минами.
Лагерь стоял здесь уже давно, недели две или три. Из тех, кто попал сюда первым, к сегодняшнему утру сложилась группа людей, готовых к действию. Когда на таком узком пространстве собирается масса людей, начинаешь многое понимать и без слов, на одном только усилии мысли. я предложил бежать. И без промедлений.
Среди тех, кого я неожиданно встретил здесь, был Вован...
(дальше сон я дорасскажу в остальные дни).

П.С. Сон я так и не дорассказал, а что там было дальше, я помню лишь по обрывку самой концовки.

Tags: Сновидения
Subscribe
promo muddylevski april 24, 2013 13:31 3
Buy for 20 tokens
Художнику, тем более свободному, невыгодно писать плохие тексты. Невыгодно отнюдь не в коммерческом смысле. Большой и плохо написанный текст, это прежде всего, пропажа времени.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments