?

Log in

No account? Create an account

muddylevski

СА

7/15/18 | 10:46 am

Подполковник Зыков мне всегда напоминал главного героя фильма Милоша Формана "Пролетая над гнездом кукушки". И не только внешне. И с той разницей, что увидел я его, задолго до того, как посмотрел фильм. Который тогда был ещё запрещён, поскольку наводил на дурные мысли.
Более того, с подполковником я встретился за несколько месяцев до того как узнал, кто он такой. Ибо одет он был по гражданке и сильно пьян.
Лето, воздух тяжёл и насыщен. Зелёный лист густ. Перед зданием казармы ОРДН, где располагалась наша БУ и АР, ни души... В казарме, кстати, то же. В нашей части только четыре взвода и одно автоотделение, и все в разъездах. Остались три человека. Дежурный и два дневальных. Дежурный - это младший сержант Кемтис, классический фашист из советских фильмов, где обязательно присутствует молочно-белый бугай с каской, которая даже на морду ему не налезает. Он и был, огромный, сильный, белый, и рыжий. Охуевший рыжий
Дело было вечером, делать было нечего. Вдруг перед окнами появился гражданский в коричневом пиджаке, и характерным шерстяным голосом принялся кого-то там кликать. То, что он пьян и сильно, было ясно с первого взгляда. Сначала он вошёл в расположение.
Дневальный на тумбочке отсутствовал, но дверь в канцелярию стояла нараспашку. Незнакомец продефилировал во внутрь, и плюхнулся в кресло комбата. Через несколько минут подтянулись и мы, двое дневальных, и дежурный.
Гражданский в пиджаке сидел в кресле, раскачивался, крутился вправо-влево, чего-то говорил...
- Мужик, - спросил его младший сержант Кемтис, - ты кто?
- Ты, вообще, знаешь, с кем говоришь? - ответил пьяный.
- Слышь, - сказал сержант, - я те щас въебу. И буду прав.
Мужик вдруг начал бегать пальцами по кожаной поверхности стола, будто слепой искал что-то и не находил.
- А где кнопка?, - спросил он. - Здесь должна быть кнопка.
- Какая кнопка? - озадачился Кемтис.
- Странно, - сказал пьяный мужик, раньше была, а теперь нет. Где дневальный?
- А на хуя тебе дневальный? - спросил Кемтис. - Пошёл нахуй, мужик.
И мужик взорвался.
Его легко вытолкали на улицу.
Помню, как он снова стоял под окнами казармы, размахивая руками во все стороны, и кричал страшным голосом, вещи которые я даже не мог осознать...
- Да чамбала он какой-то, - махнул Кемтис, - пошли спать.
А через, пару месяцев, я узнал, что это и есть наш новый начальник штаба артиллерии, подполковник Зыков. Что этим летом, он прибыл из Афганистана, после двух сроков, и что в казарму он к нам приходил во время продолжительного отпуска по реабилитации, после прибытия. Я его узнал сразу. Но уже в форме... Не могу твёрдо сказать узнал ли он меня?
Вообще, я понял, что после Афгана, он стал похуистом. Служба его больше не привлекала, ему больше нравилось няньчиться с внуками. Но иногда его прорубало на откровенность. И тогда я не только слушал, что он рассказывает, иногда он даже показывал.
- А чегой-то у тебя такой мешок, - спросил в конце дня капитан по связи, показывая на связку ключей подполковника. Действительно, у Зыкова была увесистая связка ключей, к которой крепился удлинённый кожанный мешок, коричневого цвета. Похожий на...
Зыков взял связку и приставил к ширинке.
- Видали? - спросил он.
Действительно, это выглядело как ниггерский монстр в спущенном состоянии...
Офицеры штаба дружно заржали.
- А знаете, - сказал Зыков, - полезная вещь. Привозят такого вот партизана на допрос. А его бить нельзя. Бля-нахуй. По нашим советским законам. Короче, там внутри свинец. Синяков не оставляет, но органы отбивает начисто. Зато, никакой ответственности.

Link | Leave a comment |

promo muddylevski april 24, 2013 13:31 3
Buy for 20 tokens
Художнику, тем более свободному, невыгодно писать плохие тексты. Невыгодно отнюдь не в коммерческом смысле. Большой и плохо написанный текст, это прежде всего, пропажа времени.