August 28th, 2017

Окно

Lj#18 Жызнь,

Вчера случилась неудача. Я, как и ожидалось по плану, проснулся и выглянул на улицу в три утра, с целью совершить поход на рынок. Было ещё тепло и приветливо. Группы подвыпивших юношей и девушек всё ещё догуливали субботний уик-энд. Однако, стоило выйти на "точку", как стало резко холодать. Небо светлело медленно, день явно не хотел просыпаться, настроение изменилось, и всё вокруг стало чужим. Люди вдруг посерели.
Раскладка хабара занимает долгое время, особенно тогда, когда я стараюсь делать это аккуратно. Покупатели отсутствовали, и хотя, как обычно первыми пришли базарные перекупщики, на этот раз я не смог предложить им что-то интересное. Почти ничего.
Дождик тоже долго собирался. Сначала он тоскливо и нудно висел, как невидимая морось. Потом стал превращаться в воду из воздуха. Из темноты подошёл коллега. Заботливо сообщил, что вчера опять появлялись менты, но что прогноз погоды обещали хороший, дождь пойдёт только к вечеру. А что я? Процесс всё равно запущен, и делал то, что должно и будет, что будет. Всякий раз, когда попадаешь под дождь с товаром на руках, это означает, что что-то из вещей будет испорчено. Вещи отсыревают, ржавеют, плесневеют, теряют товарный вид. И приходится расставаться. Даже если это вещь, которая хранит частицу твоего прошлого. Которое ты готов был отдать, но за деньги. И это уже был третий подряд выход, когда я не смог остаться сухим.
Хлынул дождь, переходящий в ливень. Матерясь, я стал набивать сумки и закидывать их в тележку. Всё делалось в ажитации и в расстроенных чувствах, абы как. Сверху, поверх этой композиции а-ля беженец, поместил горшок с алоэ.
Надо ли говорить, что когда я дотягивал последние десять метров до дома, всё это сооружение уже сыпалось прямо на дорогу? Но последний аккорд состоялся на последнем дюйме. Колесо попало в ухаб, и халабуда навернулась с хорошим таким треском и грохотом, и недавно ещё новая кастрюля убегала от меня на проезжую часть немыслимо долго гремя и подпрыгивая. Шёл дождь. Я стоял и смотрел на поверженную инсталляцию, и больше уже не матерился. В душе наступил сквозняк и спокойствие. Дальше можно было не спешить. Спешить нужно когда успеваешь, когда же перед тобой груда битого хабара - нет смысла.
Я по частям на руках перетаскал всё в подвал, смел с дороги битое стекло, закрыл дверь, даже не желая видеть, что там в сумках, чтобы не расстраиваться ещё больше, и с некоторым чувством прострации поднялся к себе наверх, и рухнул на стул перед пустым экраном.
Ко всей гамме переживаний, скоро добавилось осознание, в чём-то даже радостное: надо что-то менять. Надо упрощать жизнь и дальше. Я обложил себя таким количеством собственных ограничений, что оно не могло не вылезти, хотя бы и таким вот странным образом. Пришла пора расставаться с фетишами. Они отравляют жизнь. В сущности, сегодня человеку достаточно иметь стол, стул, ложку, кружку, кровать, и хороший смартфон. А вот эти завиточки, на бронзолетках, это только напоминание о несбыточности. Как там убутербродского? Время от времени они выбегают из будущего, и успевают прокричать, что всё напрасно...
promo muddylevski april 24, 2013 13:31 3
Buy for 20 tokens
Художнику, тем более свободному, невыгодно писать плохие тексты. Невыгодно отнюдь не в коммерческом смысле. Большой и плохо написанный текст, это прежде всего, пропажа времени.