?

Log in

No account? Create an account

muddylevski

#lj18 Автобиографическое,

7/3/17 | 04:41 pm

Изменения последнего времени:
- потерял интерес к литературе;
- почти полностью перестал посещать общественные мероприятия;

- мысли о суициде стали и вовсе редкостью;
- перестал жить в ощущении "подвешенности", будто носками нащупал дно;
- непомерный апломб и тщеславие отошли за горизонт;
- хоккей больше не радует;
- ем и пью всё, что вкусно и вредно - равнодушен ко здоровью;
- вещи, за редким исключением, потеряли свой фетиш, предпочитаю продавать, а не накапливать;
- бессмысленность бытия воспринимаю как данность;
- кайф от фэйсбучного позёрства, обесценился, и это радует;
- планов на будущее только два: выплатить последний кредит, и жизненное пространство освободить от лишнего;
- не цепляться за жизнь, чтобы не досаждать окружающим, неожиданно выросшим морализмом;
- ограничился круг общения: четыре-пять человек, - этого достаточно. Но зато таких, которые поймут любой твой за@б
...как-то так...

Link | Leave a comment {2} |

promo muddylevski april 24, 2013 13:31 3
Buy for 20 tokens
Художнику, тем более свободному, невыгодно писать плохие тексты. Невыгодно отнюдь не в коммерческом смысле. Большой и плохо написанный текст, это прежде всего, пропажа времени.

muddylevski

#LJ18 С А,

7/3/17 | 08:45 pm

О человеке.
Человек родился, жил, умер. И по всему выходит, что самым счастливым временем его жизни была армия. Служба в ГСВГ в конце шестидесятых. За границей, гэдээровские откровенные журналы, не чета "Работнице", и, конечно же, первые сиськи. Дома ждала его желанная подруга. С начёсом, с раскладушкой у дверей. Которая, судя по фото, сама не знает, радоваться ей или пугаться. Восторг встречи друзей. И ...будни. Но уже без друзей, с самим собой.
Я не стыжусь выложить эти чужие фотографии. Их главный герой, сам того не зная перерос себя. Это теперь достояние эпохи, а не личное. Чтобы достать этот альбом, я целиком влез в зловоние и какобели городской помойки. Его выбросили. Вся жизнь человека, его самые прекрасные моменты. Ведь умер, судя по всему, он достаточно молодым.
Альбом сделан добротно. Я сам, как сапожник, остался без дембельского альбома. Рисовал всем, кроме себя. Себе было не интересно. Потому, что свой - не штамповка. Я и не сделал. Сначала не было материалов и времени. Потом не было смысла.
В этом тоже нет смысла. И тем ценнее. Он в традиции. Глубокой традиции, ещё с дореволюционной. Те альбомы - теперь свидетельство.
П.С. Удивляет добротность. Прошит шнуром с кистями. Сколько помню, с кистями не видел.





























Link | Leave a comment {3} |