February 3rd, 2016

Истина не в споре...

ПОЭЗИЯ,

ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНАЯ ЗАРУБКА

"Я получил блаженное наследство, чужих писцов блуждающие сны". Вот она формула интертекстуального анализа. Всякий раз, когда я натыкаюсь на строчку из Мандельштама "Я список кораблей прочёл до середины", у меня выстраивается прелюбопытный ассоциативный ряд. Начнём с того, что строчка эта берёт начало в пограничном состоянии, между сном и явью. Чтобы усыпить мозг, поэт читает имена кораблей, двинувших паруса в направлении Трои. Но странным образом, и ритмически и по смыслу, строчка эта совпадает с другой. "Земной свой путь пройдя до середины"... Но это же Данте Алигьери, поэт, который в некотором роде и не выходил из этой сумеречности. Если внимательно присмотреться к фильмам Фрэнсиса Форда Копполы, то эта строфа из "Божественной комедии" великого итальянца и есть главный Копполовский сюжет. Его можно проследить практически в любой его ленте, включая недавнюю "Между". Но нигде так ярко и гениально она не воплотилась, как в Апокалипсисе ТУТ. Почему "тут", потому что автору было важно подчеркнуть единство времени и места. Тут - это значит сейчас. Линия времени и пространства, как в прицеле сходятся в одной точке. О чём этот фильм? Вы думаете, что о войне во Вьетнаме? Ничего подобного. Это копполовская версия Данте. А вся завязка Данте, строится на встрече с проводником из ада. Героя фильма, как и героя комедии всегда ведёт невидимая рука. Чтобы подчеркнуть эпичность своего полотна Коппола берёт по максимуму, он начинает с экранизации Библии. В начале была тьма, и земля была безвидна... С этой тьмы и начинается лента. Фильм уже идёт, а на экране нет ничего. Так просыпается герой. Его пробуждение, по сути - это ускоренный вариант сотворения мира. От тьмы, к девственному первобытному лесу, и до напалмового ада. Пока, наконец, капитан не приходит в себя и не осознаёт, где он находится: в Сайгоне. Опять этот чёртов Сайгон. И строчка Мандельштама, и Данте, и сюжет Копполы - это и есть это бытийное предощущение, ощущение изнанки мира, реальности того, что нереально.
Как-то так. Еду в автобусе домой.

promo muddylevski april 24, 2013 13:31 3
Buy for 20 tokens
Художнику, тем более свободному, невыгодно писать плохие тексты. Невыгодно отнюдь не в коммерческом смысле. Большой и плохо написанный текст, это прежде всего, пропажа времени.